Необходимость обучения

От миров информационных — к мирам чувственным, (стенограмма лекции Б.Е.Золотова, Болгария, 1991 г.)

В сложных системах никогда не разобраться. В сложных системах могут работать только автоматы. Человек никогда не задумывается, на сколько сантиметров и куда двинуть: рука двигается автоматически. Но благодаря этому никогда не повторяются движения рукой, они всегда другие, всю жизнь. Любое движение одинаковым не бывает. Французские исследователи показали, что уникально каждое движение рукой, и человек его не продумывает никогда. Если бы мы пытались понять, математически описать траекторию движения воды в ручейке, то это сделать сложнее, чем описать движение всех звезд на небе.
Как решать задачи такой сложности. Если пытаться разложить их по полочкам — никогда их не решить, а решать надо. Значит, надо работать не с информацией, а с ощущением отношения этой информации с тобой.

И это ощущение будет вашим состоянием. Тогда вы будете знать: пришел к вам человек за помощью, но помочь ему не сможете, т.к. точно знаете по характеру взаимодействия, что результата, гарантированного по положительному итогу не будет: нет результативности на этот случай. Но можете сказать, к кому идти. Можно запросить информационные источники, И советчик даст ответ.
Но можно по своему состоянию определить «Я чувствую, что результат будет. Я себе верю(стенки нет), и я знаю, что это возможно (второй стенки нет)».
Нет стенки отношений — началось преобразование сразу же. Но тогда больной не верит, что его лечат, так как нет у него традиционного представления о лечении. Врачу тоже желательно таблетками и т. п. и т. д. Но самое главное: не таблетки, а уверенность врача, что он его вылечит, потому что лечит в данном случае эксперт–операторное взаимодействие.
А это уже… как дополнительный элемент уверенности и плюс определенное сокращение времени преобразования. Можно ускорить как катализатором этот процесс, вводя таблетку или клизму: ускорить тормозящий процесс, который производит отравление. А то, что ускоряет или замедляет, это тоже чувствует врач: надо клизму поставить — клиент ждет, что ему поставят клизму, или сам пошел искать клизму. Пока ждет или ищет, он уже сам себя лечит. Получается, что работают как бы две системы: первая система — стратегического преобразования, т.е. реального преобразования, ей помогает вторая тактическая система преобразования — это то, как работает врач, уверенный, в том, что он применяет, и это дает результат. И третья — система оперативная — это то, что у больного есть представление, что его должны именно так лечить, и его модель преобразования. Есть еще реальная модель преобразования. И все они доводят до результата.
ВОЗМОЖНО реально дать медикам очень сильное средство, очень сильный инструмент: это реальное отображение состояния объекта, реальное отображение себя как системы, взаимодействующей с объектом, и реальное отображение системы преобразования в реальном масштабе времени.
Если можно видеть, что происходит, можно выбирать системы преобразований как художник, а не как мастеровой.
Когда мы обучались базами данных, словами — описателями, то вынуждены были, слушая учителя, как–то это все себе представлять. Поэтому возможны ошибки в описаниях и представлениях. Информационно сложные явления так невозможно передавать. Можно передавать только, если вы это ощущаете, и это ощущение можно передать другому, и никак по–другому обучение идти не может. Здесь должен быть организован поток, полностью, по–возможности, передающий твое состояние, как состояние сложной системы. Не будет в сложном мире адаптаций, т.е. приспособлений к этому миру, которые связаны не с тем, что приспосабливаешься к миру, изменяющемуся по каким–то своим причинам, а с тем, что делаешь этот мир зависимым от себя.
Вот вы поменяли качество отношений за счет того, что начинали ощущать его несовершенство до того, как оно вступило в силу: можете эти катастрофы мира предотвращать в операторном режиме, становясь оператором преобразования окружающей среды. Поэтому, когда у вас день рождения, погода будет хорошая. Поэтому, чем 20 лет учиться, лучше одну неделю на семинаре покувыркаться на матрасе — и будете знать все за эти 20 лет. Приобретете способности, устойчивость, самостоятельность… у вас качество (любое)…
Но почему важно переходить от информационных миров к мирам чувственным? Потому что информация, которую вы воспринимаете и обрабатываете, все–таки предельна для вас. Если не будет навыка взаимодействия с этой информацией как с реальным потоком, а не с раздельными полочками и описаниями, невозможно обрабатывать сложные потоки информации.
У вас должна стать другой обработка. Мы должны начать с ней взаимодействовать как с каким–то целым потоком, потому что сложность мира растет, масштабы катастроф растут — скорость обработки информации нужна большая, информационные объемы большие. Нужно переходить на другой принцип обработки информации.
Поэтому, если вы хотите научиться принимать решения на уровне своих состояний и ощущений этих состояний, значит, вам нужно развивать ощущабельность и чувственность, но для этого нужно уметь как бы переживать на основе чувства. То есть, вы как бы переживаете жизнь в чувствах. Это — то, что идет в развитие глубины и разнообразия чувственных состояний. Вот когда вы наберете определенный диапазон по разнообразию чувственных состояний. Это позволит вам ощущать собственное состояние, как уже реальную картину с яркими цветами.
Тогда возможно работать на 2-х принципах: первый–минимаксный (я с минимальными усилиями буду получать максимальный результат), а второй — это принцип гарантированного результата (я обязательно до такого–то момента получу результат). Значит, я обязательно пройду путь по решению задач анализа и синтеза, т.е. путь подготовки к преобразованию и самого преобразования. Но это значит изменение мира или внутреннего, или внешнего. Но если изменение должно произойти при моем участии — Я стану активным участником событий.
Как человек может мешать своему развитию? Как это может быть? Человек себя ограничивает тем, что затягивает свою петлю своими руками. Первое: он не верит, что сам может дойти до цели; а второе, что это, в принципе, возможно кому–то даже другому. И вот он, абсолютные стенки — рамки поставил: первую пониже, а вторую вообще до потолка. И все. И дальше он начинает биться об эту стенку и удивляться: как это ничего не получается? Как это нет решений? Как это нет прогресса? Как это нет развития? И во многом он сам себя тормозит. Почему? У него принцип «ни шагу назад». На деле, это принцип «ни шагу вперед»: лучше не делать шаг вперед, чем сделать, и так хорошо в этих условиях. А если сделать шаг вперед, а вдруг там будет плохо?
Назад он сделать шаг не может: он это уже прошел, а вперед он идти не хочет. Почему? У него есть понятие страха, понятие боязни. Он боится, что сделает открытие и его будут применять против него. Значит, не надо делать открытий, никаких.
А как идти вперед, ведь разумность проявляется не в том, что мы от всего отказываемся, а в том, что мы отказываемся от того, применение чего — отрицательное.
Не должно быть. Но ты сам должен отказаться. Значит, постановка запрета должна быть внутри. А если так, должен сам научиться делать эту стенку, за которую не пойдешь. Поэтому вначале, пока не разумен, пока не хватает сообразительности, какие стенки надо поставить — человеку их дают в виде постулатов: не убий и т. д. И эти правила должны выполнять на уровне веры. А если эти постулаты внутри, то не потому, что сказали «нельзя», а потому, что сам действуешь или нет, чувствуешь, что НЕЛЬЗЯ.
Чувствовать, куда нельзя, а куда можно — это совсем другое. Это качественно новое состояние человека, когда внешние правила, спасающие от катастрофы, становятся и внутренними ощущениями. Идти в новое, качественно новое, без такого чувства нельзя. Потому что сразу попадете в катастрофу. Потому что там вы вообще ничего не знаете, не соображаете, и не чувствуете. Значит, это чувство должно быть как бы предчувствием наработки новых чувств, которые позволят уже соображать. Значит, ощущение опасности не должно быть связано с ощущением страха, потому что страх застит глаза, и ничего не сообразить. А вот ощущение опасности позволит обойти катастрофу и перепрыгнуть. Но в этом случае вы катастрофу как бы не заметите, вы ее просто переступите. Вот почему один упал, а другой нет.
Каким образом в жизни научиться идти уверенно, не самоуверенно, а просто уверенно идти в самых сложных обстоятельствах. Например, в газете напишут, что вот такой–то товарищ — «ОЙ». Потом увидишь этого товарища и «ой». У тебя что, у самого глаз нет? Как это может быть, что ты сам видишь, чувствуешь, понимаешь, а вот этому веришь, а этому — нет? То есть получается, что газете ты веришь, а собственному ощущению не веришь. Ну, как ты тогда разовьешь в себе способность в этом мире жить?
Вот то, чем мы занимаемся на семинаре — это способность своими глазами, ушами, носами, душами в этом мире пользоваться. Уметь отличать: здесь опасность, здесь хорошо, вот это — лидер, у него стоит учиться, вот это — болтун, у него не стоит, вот этому можно верить, а этому — нет, вот здесь можно прилечь, вот там — нет, «танки проедут». Т.е. собственное взаимодействие с миром возможно только в том случае, если сами научитесь это делать, самостоятельно. Но как учиться это делать самостоятельно, если себе не верить, или не верить, что это возможно вообще? Вы не можете в этом случае научиться: у вас стенка непробиваемая. Когда не веришь, тогда себя обманываешь, у человека такого не бывает: он или верит, или не верит.
Не бывает, невозможно чуть–чуть забеременеть. Нет состояния промежуточного. Это состояние или с той границей, или с этой. Вот это — самая большая проблема человека.
В третьем послании ОТТУДА было написано «… у вас на Земле самая большая проблема: вы все делите на черное и белое, у вас нет полутонов, нет промежуточных вариантов». Даже если промежуточный вариант должен служить для решений, решение все равно должно приниматься. А если оно принимается, то сводится к границе «да» или «нет». Когда принял решение — должен быть на все 100% уверен.
В Древнем Риме, когда решались вопросы очень важные для всех, можно было голосовать только «за» или «против». Не было зоны ожидания, зоны как бы промежуточного состояния. Были зоны «да» или «нет». И должен был сам подумать над тем, что принималось, и сам принять решение «за» или «против». Таким образом, формировалась точность коллективного решения, потому что решение было важно для всех, и важно, чтобы все приняли в этом участие.
А как быть самому, если есть червь сомнения. Значит, нужно оценить состояние, в котором принимается правильное решение. У вас будет по отношению к себе определитель: я сейчас нахожусь в состоянии, в котором я традиционно принимаю правильные решения; а вот сейчас я в состоянии, когда я что–то не уверен.
Перейти в то состояние, в котором сам принимаешь правильные решения, и тогда решать — это другая технология жизни вообще. Это — технология состояний: погружений в состояние переходов, которые человек очень недооценивает. А ведь он все время переходит из состояния в состояние. Именно состояние дает ему решабельность. Надо учиться переходам из состояния в состояние.
Получается, что традиционное обучение базами знаний неверное в корне. Потому что состояние — одно единственное, и попытки применить базы знаний для оценки сложных систем не дают результата, потому что информации не хватает, связи не коррелированны, времени не хватает, а решение принимать надо. И не знаешь, когда решение верное, когда неверное.
Для того, чтобы принимать решение нужно уметь определять состояние, в котором сам находишься, в какую сторону генерируешь сигнал, можно посмотреть на семинаре. Вправо — все лежат, влево — все сидят. Значит, генерируешь вправо. Что–то загудело в голове. И вот в этот момент становятся ясными неясные вещи, гудит — правильно, когда не гудит — не правильно. Можно это назвать состоянием транса, состоянием гениальности, интуитивности, как угодно, но оно ощущабельно, его можно почувствовать. Можно научиться ждать, когда ощущение, состояние будет. Можно вычислить период, через который оно «то, что надо», и приблизительно ориентироваться.
Но если вы хотите добиться независимости, значит, надо научиться определять состояние или, точнее, свое положение во времени и пространстве по отношению к остальному миру, т.е. изменениям — которые в вас происходят; и если вы не фиксируете изменения, если вы не замечаете, что организм начал где–то трещать, то вы будете болеть. А если вы замечаете, то организм, заметив, что вы заметили, починится: потому что вы заметили. А вы, по отношению к организму — командное лицо. Вы сами должны своим организмом управлять: «Учитесь властвовать собой».
Если вы не умеете в своем организме вызывать необходимые процессы, то, как вы вызовете их в более простом внешнем мире? Нужно научиться вызывать процессы в собственном организме и ощущать их реальность, т.е. научиться видеть, слышать, трогать себя внутри. И тогда можно понять. Диссонансные запахи — очень сильная систёма возбуждения отрицательного поведения. Чуть–чуть и все… У вас началось агрессивное социальное поведение, отторжение предыдущих комфортных моделей, дальше разрушение образа, и он рушится из близкого друга, в образ врага. И наоборот: вам нравится вкус, вам нравится тактильное прикосновение, вам нравится звук. Или вам не нравится.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ