Как помочь самому себе?

Б.Е. Золотов, г. Солнечногорск 1992 г.

У нас диаметры сосудов, каналов различны. Когда у нас давление разное, и если мы одновременно «качнем» слабенькие сосуды сразу лопнут. Значит, или давление должно быть распределено как–то по–другому, или скорость должна быть другая. В широкой реке вода плавно течет, а в узкой, если русло с большим уклоном, в горной — быстро. Т.е. тот же самый расход и мощность потребления за единицу времени — за счет изменения скорости река течет быстрее.

Точно также и в организме: в разных сосудах скорость прохождения крови различна, а давление толчками, пульсационно меняется; значит, эти толчки можно создавать на отдельных участках, т.е. на отдельных участках можно создавать как бы распределенную систему: толчок по давлению, толчок по управлению. Причина болезней сердца — это несоответствие толчковых механизмов по давлению и толчковых автоколебательных задатчиков. В этом случае поток превысит давление и пробьет стенку. Вот вам и инфаркт. Или автогенератор задаст неверный режим колебаний стенки сосуда. От этого масса болезней, стенокардия, ишемические болезни и прочее. Ну и какая тут проблема, как с нею бороться? Никакой проблемы нет, надо просто соблюсти условие распространения давления в сосудах подобного класса и распространения автоколебаний. А если мы не переносим скачки внешних давлений из окружающей среды, т.е. те автоколебания и энергии, которые переходят к нам извне, если не можем навстречу сгенерировать аналоговый сигнал, тогда и появится болезнь сердца. Значит, мы не натренировали собственный организм в системах подобия в отношениях с внешней средой по давлениям и автогенерации. Стенку пробьет обязательно, будут распространяться болезни сердца.
Дальше мы должны создать себе еще одну штуковину, сами создать. Что это за штуковина такая? Можно представить клетку как кастрюльку, у которой есть откачивающий насос с программами–активаторами какими–то (или создателями разности потенциалов проводимости мембраны), и насос подкачивающий: что–то входит и что–то выходит. У нас будет поток, протекающий через насос, подкачивающий в кастрюльку-клетку, и через насос откачивающий. Значит, этот поток должен иметь в разных местах разную скорость, а иначе потока просто не будет. Но тогда он должен иметь определенную резинкообразность, вязкость. И эту вязкость нельзя превышать. Как только мы превысили вязкость, например, то система потребления за насосом откачивания «сожрет в себе что–то и рванет потом», и этот поток разорвется.
Поток был жидкий, внутри появился воздушный пузырек — это новая среда. Воздушный пузырек нам даст ЗАРОДЫШ для кристаллизации волновой клетки, или клетки качественно нового уровня. Это — зародыш, который появляется оттого, что появилась неразумная трещина, своим поведением мы не сохранили себя, позволили рвануть поток на разрыв. Значит, сразу должна зародиться система, противоборствующая нашему халатному отношению к собственному Я. Она должна нарабатывать новую, быстро создаваемую основу для следующего носителя разума.
И делает она это очень просто. Если у нас появилась каверна, т.е. пузырек внутри потока, а поток колеблется, пульсирует, то колебания, создаваемые стенками, взаимно гасятся. Туда уходит энергия: пузырек начинает отбирать энергию у окружающей среды — клетки, клетка начинает замораживаться, замерзать. Как только в процессе замерзания запасенной энергии станет меньше определенного уровня, произойдет следующее: одна зона съедена, переход дальше, с захватом следующей клеточки. Запас в кастрюльке- клетке стал меньше, и чтобы разорвать его надо меньше усилий.
Волновая клетка ослабила, т.е. подготовила следующую клетку, и с тем же усилием разорвет уже две клетки, потом — четыре: вот и цепная реакция, или реакция саркомного типа образования.
Когда автогенератор работает по закону случайной величины, или есть внутренний ревербератор клетки, то клетка будет делиться случайно, неизвестно когда — ее не поймаешь в момент деления и на нее не напустишь вещественных сторожей, никакие другие клетки не убьют ее, потому что ее стерегут волновые клетки, а это, собственно говоря, система непорочного зачатия новой формы жизни, потому что колебания вещественных стенок циклические, т.е. периодически повторяются. Они приводят к тому, что вокруг вещественной клетки из маленьких частиц другой плотности, которые являются полевыми носителями, возникают стоячие волны как новые оболочки волн из оболочек волнового класса. И неважно как это называется, важно, что они все равно возникнут: одна, вторая, третья… Появится ядро и появится оболочка. Три стоячих волны обязательно! Когда плотность их достигнет определенной величины, волновая клетка начинает самостоятельно жить. Она не обязательно сидит на клетке вещественной, она может передвигаться, потому что все время связана с вещественной клеткой, она питается от энергии колебаний этой клетки.
Через некоторое время волновые клетки объединяются в более сложные множества, появляются более сложные формы жизни. Это как амебы, микробы…, лягушки, человечки — проходят тот же самый путь: от мамы–яйцеклетки с хвостатым сперматозоидом, который туда все–таки добрался и перенес что–то. Волновая клетка будет как бы мамой, а папой будет приносимая туда глупость. Что значит приносимая глупость? Мутантная часть молекулы ДНК от папы переносится в константном сохраненном виде, т.е. не меняется: «как был дурным, так и остался»; а у мамы меняется даже в процессе, когда сперматозоид уже пошел навстречу, т.е. она все время меняется. Все время, значит, темп жизни мамы выше, и время в ней течет быстрее; она эволюционно лучше организованная материя. Ее делали со второй попытки, она уже лучше построена, у нее более гармоничный темп, отвечающий более гармоничным кривым.
Тогда что получается? Мы сами породили у себя способность, взаимодействуя с внешним миром, получать себе такие нагрузки, которые срывают нашу устойчивость. И наше, физическое тело, вещественное в данном случае, начинает трескаться: у нас разума не хватило, а живая материя начала трескаться. Значит, у нас скорость развития разума ниже скорости развития живой материи. Но это как грибы в симбиозе растут на дереве: когда их мало, их симбиоз для дерева полезен; когда их число, масса превышает определенную численность, они начинают убивать дерево, сжигать все запасы энергии, потому что они делятся, и каждым новым клеткам надо накопить все больше и больше энергии. И когда в определенный момент мы из организма все высосем, то умрем, организм станет неспособным изменяться: у него все, что способно изменяться, отсосали в другое место.
Почему «раком» назвали болезнь. Потому что, когда идет процесс образования метастаз, существует волновая плазмоидная штучка, которая похожа на рака, и ее видно при определенной чувствительности зрения, которая нарабатывается.
Эта штучка умная, у нее решабельность не хуже, чем у нас, и ее обмануть практически невозможно, с ней можно только договориться, и в этом случае она может уйти из леса, где она кушала, на другой лес, где ей поесть достаточно. (Сказал ей, что в другом месте еда, и она уйдет. Создал там условия буфета с пирожками — она сама туда переползет).
Но тогда, по идее, рак — это возникновение быстро формирующего механизма создания нового носителя разума, когда разум сам еще зеленый и не может этот носитель создавать, а время уже кончилось; практически, начался трескаться носитель, он быстро теряет устойчивость. У него забор энергии и расход энергии не будут связываться: расходоваться будет все больше и больше, значит, он будет трескаться все больше и больше. Почему? Когда выделяется энергия — значит, связи рвутся, значит, он будет в разрывных связях, он будет уходить из этой жизни в другую. Когда сцепляемая зона у него, по процентному содержанию, превысит определенный предел — возникнет дыра, в которую прорвется другая среда.
Ну, тогда на следующем этапе нашего разумного поведения в области медицины мы должны создать средство, которое в данном случае работает не как вещественная система создания волнового тела, а еще более совершенна, потому что эта уже выполняет приказы.
Дальше мы должны создать систему, которая подавляет задатчика приказов, подавляет командную систему. Мы ее успешно создали: это — СПИД. Это — система нарушения иммунозащитных свойств организма, способности организма к адаптации, к изменению. По этой способности наносится удар. Становится частично имммуно-незащищенной система, т.е. в ждущем режиме: не будет поражения — проживу; как только где–то будет маленькое вторжение — сразу сгорю.
Тот же самый механизм. Там носителем является «штучка» взрывного характера, вещественного, с энергетическим поражением, а здесь «штучка» — объектное ношение, вирусное. А вирус обладает способностью к высоким скоростям мутации, быстрому развитию: не поймаешь форму которая несет в себе качество, передаваемое туда, куда надо передать. Если вирус попадет на какие–то существующие среды, он из этих сред создаст себе аналоговую систему.
Но для борьбы с ним нужно построить тот же механизм, который существует в ДНК. Там у нас есть хромосомный участок, который называют мутантным и еще что–то, что склеивает хромосомные участки; потом — участок вероятностный: где они могут слипнуться, могут не слипнуться, и есть участок «хвостик разведенный» — контактный.
Как бы три зоны: вера, надежда и любовь. Вера — постоянная, надежда — переменная, любовь — в одном случае переменная, в другом случае — постоянная. А вера–может быть переменная?
Нужны новые люди, и тогда любовь будет постоянная. Если религии не меняют правила, задающие поведение множества без доказательств, тогда должны поменяться местами вера и любовь. Тогда нужно верить, что любим и любишь, хотя ты не знаешь, что это такое. Но очень хочется.
Если очень хочется, то это, вероятно, уже любовь к себе; и ты обладаешь способностью развить в себе желание до момента узнавания, что это, оказывается, совсем другое. Потому что до этого я себя помню, в этом состоянии я себя не помню, не понимаю, что я делаю, я не контролирую, я схожу с ума. Вот это и есть любовь.
Тогда получается, что все достаточно просто: если научиться верить, надеяться и любить, то ты получаешь средство защиты от любой болезни. И не только себя, но и всех, в кого ты веришь, на кого надеешься и кого ты любишь, потому что в данном случае возникает сеть, которая обладает способностью к саморазвитию качественно другого класса. И если ниточка слабая, а узелки «дурные», то сеточка из узелков и ниточек — понятие более «растяжимое», т.е. есть еще время на то, чтобы поймать «золотую рыбку», которая даст решение, будет подсказчиком. Сеть — это антенна, можно услышать подсказку. Сеть может колебаться как слои, ушедшие вперед, имеющие такой же характер колебаний: более тонкие вибрации, быстро изменяющиеся; их можно принять, через них можно на данной среде быстро создать аналоговую систему или перебросить их в те зоны, которые мы подготовили для того, чтобы нам удобно было, и в этих зонах, которые мы подготовили для того, чтобы нам удобно было, обучаться; сбрасывать качество на подготовленные группы, которые идут туда (в зоны) в режиме «энергозащищенных паровозов»: если врежет сильно, то распределится на всех, по чуть–чуть каждому, голодным не останется ни один, но не перекушает никто.
Но СПИД — это система в ждущем режиме. Следующая система — в неждущем режиме и все множество под названием человечество плодотворно катится к пропасти, не понимая, что делать.
Почему оно не понимает, что делать? Потому что оно не находит средства лечения болезней, которое само создало. Но это и есть «Армагеддон для дурака»: нельзя кормить его все время, бесконечно, потому что система ресурсоограниченная. Глупость, серость не может заполнять большие пространства, иначе нечего будет кушать тем, кто разумен.
Тогда что получается? Получается, что на определенном этапе должен быть создан следующий носитель поражения, и он уже, судя по всему, на Земле есть: это–мутационный вирус, который получился от радиоактивно зараженной пищи, и от него спасения нет. Уже пять случаев на Земле есть, значит, он уже где–то работает. Будем здоровы — или не будем вообще.
Состояние граничности по линиям мы уже прошли. Уже началось вливание, т.е. проникновение: значит, должна увеличиться система внутренней атаки в область нашего спасения.
А теперь должна увеличиться система внешней атаки, чтобы нас вытащить. Должно резко увеличиться число различных контактов, информационно дающих нам возможность спасения, энергетически дающих нам возможность спасения. Внешняя система должна начать работать над подготовкой среди нас носителей качеств, которые позволяют вылечивать болезни и в том числе те, для которых мы не можем найти решение, неизлечимые болезни так называемые.
И такая система создается уже определенными кругами. У нас есть здесь представители этой системы, которых взяли просто так, на уровне веры, обучили и они дают результат, который не дается нигде. Это — сеть, достаточно множественная; и должна вслед за ней появиться сеть, которая разумно идет в обучение; а за ней сеть, которая взаимодействует на уровне управления, на уровне общих задач, и еще одна сеть, которая изменяет задатчики во внешней среде, чтобы поставить их ресурсы на то, чтобы прокрутить механизм спасения.
А что значит: поставить ресурсы? Это значит надо обладать сетевым качеством, перебросить качества сюда или отсюда. То, что есть еще в матрице непораженного, перебросить куда–то — пусть там развивается.
Значит, чтобы перебросить качества куда–то, нужен нам определенный механизм: надо свернуть то, что мы накопили, в минимальный носитель, и этот носитель (или его структурно-функциональную основу — базис) перебросить куда–то сквозь время и процессы разрушения. И так, мы пришли к понятию резонансной эволюции: если раньше у нас это были случайные процессы, и мы топали за внешней средой; то теперь это — не случайные процессы, и мы не топаем за внешней средой; а мы меняем внешнюю среду и привлекаем объекты из внешней среды, из внешнего мира. Значит, мы этим миром СТАЛИ.
Что в этом случае произошло? произошло то, что появилась на планете Земля в едином живом организме система аналогичная системе ДНК — в одном человеке: там есть мутантная, быстро изменяющаяся часть; часть срединная — вероятностная и константная.
На Земле есть мутантная, хорошо сцепляемая, быстро изменяющаяся часть — это эксперт–операторы сложных систем, обладающие качествами биолокационного взаимодействия с миром в поисковом режиме, биолазерной переброски качеств как в себя, так и от себя, работы в развернутой петле времени и пространства.
Тогда получается, что появилась мутантная часть, которой раньше не хватало, чтобы Земля могла размножаться в космосе, или не хватало условий для осуществления космической пандемии переброса жизни с Земли дальше. Значит, мы приобрели способность к размножению во вселенском масштабе, способность к сохранению себя, если родная планета, родные формы, родной уклад, куда–то не туда развились. И мы успели это сделать до того, как разорвались оболочки и проник ядовитый газ других средовых информационно–энергетических отношений или носителей этих отношений, хотя мы тоже пытались себя проявить в более низкой форме, более энергопотребляющей и с более низкой решабельностью в области передачи качеств.
Часто тот, кто владеет качеством, никогда не передает его никому, не понимая, что если он не отдаст, он не получит множественные группы, которые будут основанием пирамиды, на которой можно пойти дальше обучаться в то время, когда другие будут делать то, что делал он. Он освободится, и в этом случае концепцией его жизни будет не «жить, чтобы работать», а «работать, чтобы жить».
Значит, новым качеством должно быть качество лени: не хочется быть глупым настолько, чтобы пилить гирю. Всегда нужно искать пути получения максимального результата с минимальными затратами и желательно, по–другому; искать пути зануления времени, зануления пространства; не обращения к кому–то за помощью, а переучивания системы автоматически: хочет она этого или не хочет, все равно придется, потому что времени уже нет.
Другой мир должен узнавать нас, что мы — это он и есть. Значит, самому себе помощь гораздо проще: это — эксперт–операторные отношения на уровне веры, надежды и любви, потому что ты сам себя любишь, любишь мир, понимаешь, что мир — это ты и есть, что Вселенная — везде и в одной точке; и ты — в одной точке и везде.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ