Технология размывания границ

Стенограмма вводной лекции Б.Е.Золотова, 1991 г.

Мы знаем, что такое sin и cos, потому что нас этому учили, а не учили совсем другому. Нигде, ни в одном учебном заведении, ни в детском саду, ни в школе, ни в университете не учили ВЕРИТЬ, не учили НАДЕЯТЬСЯ, не учили ЛЮБИТЬ. Почему–то этому не учили, а ведь без этого ничто остальное невозможно.
Человек не верит или верит во что–то неопределенное. А надо верить не в нечто неопределенное, а в конкретное: надо верить в Магомета, надо верить в Христа, надо верить в ЦДТ, а иначе: я ни во что не верю, ничего делать не буду. А это — начало, потому что ВЕРА — как бы столп начальных опорных точек. Я верю, что предыдущие, кто изобрели велосипед, изобрели машину, на которой можно ездить. Я сяду и поеду, я не буду его изобретать, иначе я вынужден буду сам изобретать все, что изобрело человечество. Но у меня на это не хватит ни времени, ни возможностей, ни способностей, потому что все это изобрело много людей, а я — один. Значит, в данном случае есть конкретный опыт веры, именно личный опыт веры.

И уже этот, кто внутри меня, и я сам себя могу защитить, хотя бы чуть–чуть. Значит, в этом случае, я надеюсь, что если не я сам, то с помощью кого–то справлюсь, защищусь, спрячусь, и это — уже НАДЕЖДА. И надежда, что этот кто–то сделает то, что мне надо, обязательно сделает. Почему? Потому что я отношусь к нему с ЛЮБОВЬЮ.
Вот, пожалуйста, ВЕРА, НАДЕЖДА, ЛЮБОВЬ, и ты имеешь опорность в мире, через которую ты можешь с ним очень сильно взаимодействовать. Там, где надо, ты закрываешься, где надо — приоткрываешься. Где надо, ты совсем открываешься — здесь у тебя максимальный поток информации.
Влюбленные чувствуют друг друга как самого себя. Когда граница между ними рухнула, они обогатили друг друга максимально, это — любовь. Вот подошли двое, они — друзья: первый надеется на второго как на самого себя, и этот второй надеется на первого, как на самого себя, и в сложной ситуации они спина к спине отбиваются от остальных и не боятся, что в спину нанесут удар, у них — надежда, что рядом настоящий друг. А дальше что? Они верят, что друг настоящий, они не проверяют это и не оглядываются: как он там? Не убежал еще? Они защищают в данном случае не только себя, но и его.
Давайте будем учиться ВЕРИТЬ, НАДЕЯТЬСЯ, ЛЮБИТЬ.
Будем делать то, что не умеем. Надо учиться там, где никого нет. Я понимаю, что вам трудно, что непривычно, что это для вас не часто встречается в этом мире.
Если бы вы часто целовались, то у вас была бы разработана нижняя губа, она не очень разработана. Почему надо обязательно, чтобы губа была разработана? Как вы думаете? Потому, что, если она не разработана, то мы не получаем первый информационный: мир, у нас нет опыта его различения. Если мы закроем глаза, уши и все остальное и будем мир изучать только с помощью вкусового датчика, то при неопытности вкусовых анализаторов мы ничего отличить–то не сможем. Вроде — соленое, вроде — сладкое. И, наверное, совсем не случайно, что в обычаях людей существует понятие поцелуя. Знакомое понятие? У нас губы являются информационным средством.
Значит, что у нас получается? Если мы не учимся пользоваться своими информационными приборами, то как мы будем внешний мир воспринимать? Очевидно, никак он восприниматься не будет. Мы будем от него брать только маленький кусочек, маленькую часть, но это маленькая часть подает нам восприятия мира: мы его просто не поймем. Значит, нам надо научиться что делать? ЦЕЛОВАТЬСЯ. Мастерски.
Если посмотреть в Космос или еще куда–то, то сначала надо попробовать каким–то образом себе представить, где граница Я, или где, собственно говоря, граница объекта? Наверное, это очень просто, очень легко. Вот внешняя линия, внутри нее — Я, а снаружи меня нет — там, говорят, вселенная. Тогда Я — это все, везде. А почему тогда у меня не все как у всех, как везде? Значит, это — уже не Я. Как разобраться: где Я, где не Я, и каким образом Я взаимодействует с «не Я»?
Давайте, для простоты, нарисуем Я кружочком (Рис.1). Каким образом он знает о внешнем мире? Очевидно, к нему поступает какая–то информация, какая–то информация приходит извне и проходит границу внутрь него. Значит, эта граница является границей проницаемой, т.е. не является абсолютной границей. Каким образом внешний мир знает о нем? Значит, от него во внешний мир должна идти информация о том, каков он есть. Информация, которая идет от Я, существует на разных носителях: это могут быть поля, какие–то частицы, что угодно, где тоже граница проницаемая, тоже есть дырки. Если нет дырок, то нет и внешнего мира — дырка. То есть, если бы у нас была абсолютная граница, отражающая все, что идет от границы и назад отражается, тогда для внешнего мира нас не было бы: шапка–невидимка. А если бы из внешнего мира ничего не проходило к Я, тогда внешнего мира не было бы. Значит, получается, что Я реализуются через то, что проходит через границу, а не в том, что есть внутри и что снаружи. Это — как бы граничное состояние, которое является какой–то совокупностью двух потоков информации и энергий, которые идут и от вас. И вот эта зона перемешивания и определяет ваше Я. Значит, если эта зона близко, то вы маленького размера, если зона дальше — вы большего размера.
Но информация, скажем — электромагнитный сигнал, отражаясь от человека идет куда–то дальше, т.е. в этом сигнале Я пошло дальше и направленно. Значит, если есть какой–то информационный носитель: волна или частица (любой носитель, на котором мы как бы записываемся и который несет наш облик, не искажая, или искажая, но искажения можно отфильтровать), тогда получается, что мы сразу записываемся во Вселенной. Но если мы записываемся во Вселенной в какой–нибудь среде, то мы начинаем существовать здесь, здесь и здесь, везде.
Мы существуем и здесь, и здесь, везде, но форма не играет роли, если не очень красива. В этом случае роль играет содержание. А какое содержание в понятии Я? Один Я и другой Я — это вроде бы одно и то же, но между ними, судя по всему, какая–нибудь граница есть, потому что вот Он от Нее отличается, и мы говорим: «это — Ирина, а это — не Ирина». А что дальше? Очевидно, Я буду изменяться, когда будет изменяться граница, геометрия границы, т.е. расстояние, напряженность ее, связность, как бы дырявость ее. То–есть будет изменение в границе. Но что мы подразумеваем, когда говорим: «вот это — Я». Это, очевидно, то, чем (кем) мы легко можем управлять.
Следовательно, та зона, в которой мы можем легко вызывать изменения, это Я и есть. Но давайте вызовем изменения в каком–то человеке. Нет, не можем вызвать изменения. А если можем, то как–то уж очень странно это будет выглядеть для других.
Получается, что свой внутренний мир мы можем изменить, но не очень: поменять себе кровяное давление, чего мучиться? А как? Можно. Сделать, чтобы здесь было не больно, чтобы здесь работало нормально, чтобы отсюда камень вывалился — сделать самому. Этим же легко можно управлять, у Я есть связи со всем этим. Но если есть связи, есть сила связи, значит, связь можно разорвать, усилить и изменить что–то. Пожалуйста, у тебя есть управление, а чего–же ты не умеешь управлять? Не научился? Очевидно, у Я нет связи между тобой и твоей внутренностью. Значит, ты пока сидишь на границе и через дыру пролезть не можешь. Голова пролезает (я понимаю, что это надо), а само «преобразование не пролезает». Что нам делать? Очевидно, нужна дырка. У нас уже есть дырки: семь дырок. Может быть еще одну «просверлим» и все нормально будет? Может, сквозь эту дырку к нам поступит информация, позволяющая нам все решить?
Во что тогда превратится Я? В отсутствие собственного Я — транслятор, попугай. Где тогда Я? Ну, тогда Я — это когда Я сам себя спросил, Я сам себе сказал и Я сам все сделал. Что получилось: если я могу спросить, понять и преобразовать, значит, этот советчик является частью меня. Потому что Я, принимая решение на основании обработки информации, получаемой мной и еще каким–то другим Я, приобретаю способность иметь советчика любого класса, вводить его в себя, т.е. размывать границу между собой и ним.
Если Я могу границу размывать, то Я владею технологией КАЧЕСТВЕННО нового развития. Нужна мне информация какого–то класса, Я буду размывать границу до тех пор, пока ее не получу. Нужна мне энергия, Я опять буду это делать, потому что у меня есть технология прохождения границ, а прохождение границ — это и есть развитие.
Определенная граница пройдена — ты на следующем этапе качественного мира; еще граница пройдена…, так можно идти от первого, от второго, от третьего — на седьмое небо и назад.
Вот чтобы туда и назад — это хорошая технология, обычно на второе небо идет кто–то другой, а ты остаешься как бы не на небе, а вроде бы в земле. Может, в земле не ты остаешься, а та часть тебя, которая является носителем тебя на определенном этапе: как автомобиль несет шофера, потом шофер пересаживается на самолет, потом на ракету. Автомобиль развалился, самолет развалился, ракета развалилась, а Я пошло все дальше и дальше по пути развития, сохраняясь после каждого перехода границы: здесь Я и здесь Я; следующая граница — опять прошел и опять сохранилось Я, прирастилось. Я Плюс дельта новой информации о новом мире, информации о себе, которая вошла в тебя. Я плюс ДЕЛЬТА — это качественно новое…
Если один человек и еще один могут размыть границу между собой — это как бы просверлить в ней хотя бы столько же дырок, сколько у них в голове (семь дырок в голове). Просверлят семь дырок в границе, получится семь Я. Оказывается, семья получается, когда дырки просверливаются, когда есть то, что объединяет двоих, между собой гораздо плотнее, чем объединяет их с другими отдельными объектами.
Здесь одна связь, а тут семь связей — тогда у нас получается, что состояния, в которых находятся два объекта, позволяют размыть границу. Это состояния образования нового Я, которое как бы в семь раз больше по каким–то параметрам, чем предыдущие два объекта.
Один плюс один — получили семь: странная арифметика, правда? Эта арифметика не странная. Дело в том, что сложные объекты при своем сложении дают качество новой системной единицы, которое не определяется качеством арифметического сложения. Два параллельных компьютера, соединенные между собой, позволяют решать задачи класса, какого ни один из них в отдельности не решает. Обратили внимание? Ни один из них не может решить задачу самостоятельно, какую они могут решить вместе. Значит, в этом случае образуется новый коллективный мозг.
Но тогда необходима адаптация: выживаю я тогда, когда я приспосабливаюсь к изменениям во внешнем мире; успел я приспособиться, проявил разумность — я выжил и пошел дальше. Не успел приспособиться, измениться — я не проявил разумность. Но измениться я успел, потому что я решил задачу, как мне измениться, в какую сторону, чтобы успеть вслед за изменениями во внешнем мире. Значит, если я решил задачу, и внешний мир изменялся как–то, если дальше внешний мир начинает изменяться все быстрее и быстрее, мир становится все сложнее и сложнее, то я явно не успею за ним и мне нужно другое средство для решения, потом — еще одно средство для решения задачи, еще один этап, еще более совершенный, еще лучше решающий. А дальше? А дальше образуются и растут сети, которые называются КАЧЕСТВЕННО НОВЫМ РАЗУМОМ. Вот тебе на! Кажется, все так просто, оказывается, умение размывать границу между двумя, когда образуется реальная врезка, реальная связь, это — создание системы новой разумности или качественно новой цивилизации.
Технология размывания границы — это качественно новая цивилизация: развитие каждого и развитие всех, потому что развивается индивидуальное Я и развивается коллективное Я, системное Я, множественное. Т.е. ты становишься как бы равноправным объектом множественной системы, легко вступаешь во взаимодействие с необходимым числом объектов для решения каких–то задач, своих или чужих.
Только что были проблемы — и нет проблем! В чем дело? Как это так? И ты начинаешь думать: «Раньше я трудился — трудился, пилил — пилил, прошел семинар, получил качество размывания границы, теперь Я есть, и тут получается! Что случилось? Я не понимаю, как это получается, что у меня это получается!»
А зачем тебе понимать? Понимай вот это! А ты это не можешь понять, эту сложность, не можешь обработать: не хватает памяти, не хватает быстродействия, не хватает способности отобразить эту сложность, у тебя нет системы экрана, нет системы такого отображения. Но если у тебя этого нет, а у другого есть, то это ж хорошо! Тогда можно прилечь, и все проблемы будут решаться сами, и можно ничего не делать! Можно только есть и спать. Значит, для того, чтобы нам научиться качественно новому развитию, нам нужно научиться как следует есть, и как следует спать. Тогда у нас поменяется концепция жизни. Если раньше мы жили, чтобы работать, то теперь работать мы будем, чтобы жить.
И что тогда будет понятием «Будьте здоровы»! В этом случае легко восстанавливать здоровье любого человека за счет просто установления необходимого числа связей, которые вытрясут несовершенство из того, у кого оно есть. Просто вытрясут! Вот так возьмут и потрясут, и оно вывалится, оно не удержится. Можно один на один потрусить за счет каких–то там связей. Каких? Мы потом разберемся. Что тогда у нас осталось, если нам все понятно? Осталось понять, как это делать.
Сначала Я зависим от внешнего мира, то есть адаптивно должен успевать за ним. Но если Я успеваю быстрей, тогда он будет успевать за мной? А изменения в этом мире буду вызывать Я, и он должен будет обладать адаптивностью, чтобы успевать за мной. Раньше это была черная дыра — ученик, поглощающий. А теперь это — объект излучающий, звездочка преобразующая. Но это, очевидно, путь развития от ученика поглощающего до излучающего, от учащегося к учителю: потом дальше, в следующую сложность и т. д. То есть принимаешь, перерабатываешь, передаешь. Вот и все. И твоя граница раздвигается. Напряжение — 220? Ну, может быть. Конечно, кроме одной проблемы: где взять проблемы? Нет, счастлив тот, кого понимают и кто понимает. Так великие пишут. Значит если тебя понимают, если ты понимаешь, значит ты размыл границу. Вот это и есть. Значит, на семинаре вас учат жить счастливой жизнью, или быть счастливчиками. Не ожидать, когда вам на блюдечке кто–то принесет, а уметь это делать самостоятельно!
Преобразование в тебе все равно происходит, потом ты сам получаешь информацию, возрастает информированность, и решаешь: надо самому попробовать. Попробовал. Понял, что то, что говорили другие — это совсем не то, что есть. Слов на это не хватает, описать это словами невозможно…
Один сходил из этого мира в тот мир, потом вернулся: он как бы одновременно был в двух мирах — значит, он был уже не один, а их было двое. Он ходил через свою границу в другой мир, оставаясь внутри своей границы. Значит, с подобной технологией можно ходить в любое время и в любое пространство. Можно ходить в системе информационного восприятия другого мира, можно ходить в системе материального переброса в другой мир. Но это просто разные ступени умения размывать границы и перебрасывать через границу определенные технические средства изучения того мира.
Т. е. тот путь, когда идет размывание границы между одним и другим, приводит к тому, что другой приобретает способность размывать границу между собой. А тогда уже у человека появляются самые разные совершенно необычные возможности. Появляется возможность иметь необходимую информацию в нужный момент, в нужное время, иметь необходимое умение для этого времени. Надо тебе что–то решить — ты вдруг это решение имеешь. И все. Ничего не надо делать: ни в библиотеку ходить, ни говорить ничего — ничего не надо. Решение сразу выставлено. Хочет он узнать, какое давление, чик: 120/80. Правда, интересно? Можно прибором измерить. То есть та информация, которая тебе нужна, будет приходить к тебе через границу, которую ты размыл. Нужно побольше, сделал дырку побольше, нужно поменьше, сделал поменьше. Впустил побольше, выпустил поменьше, воспользовался, поработал с ним, отдал назад… С собой не тащишь информацию — только то, что надо и в тот момент, когда надо.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ